Название озера имеет древние корни: уже римляне обнаружили здесь поселение племени горцев, которых назвали тублинатами (лат. Tublinates). Интересное место естественным образом побуждало к строительству здесь крепости: гигантский кусок породы когда-то обвалился с одной из окружающих горных вершин, вонзился в дно озера и образовал той частью, что возвышается над водой, небольшой скалистый остров. Однако, несмотря на то что остров, как нам открыла археология, был обитаем еще с доисторических времен, сама относится к периоду Высокого Средневековья.

Первое поселение семьи Тоблино Скорее всего, уже в XII в. на озерной скале обосновалась феодальная династия, которая стала называться аналогично местности — Тоблино. Семья рассчитывала усилить свою значимость в регионе, выбрав для проживания благоприятную географическую позицию на границе важного пути из Тренто к Арко и озеру Г ар да.

В XIII в. семья Тоблино была изгнана правителями Кампо. Последние проживали в замке вплоть до XV в., пока он не перешел епископскому княжеству. Некоторое время спустя князь-епископ из дома Мадруццо в результате не во всем честной сделки по купле-продаже (некоторые историки прямо называют ее «беззаконной») получил во владение своей семьи и превратил его в династическую собственность. Наконец, вследствие брачных союзов и последующих наследований здание перешло к Волысенштейнам.

становится виллой

Благодаря своему местоположению имел важное стратегическое значение и долгое время использовался исключительно в военных целях. Однако постепенно он стал местом отдыха сначала триентского двора, а затем новых владельцев. была перестроена в виллу, хотя и с сохранением зубчатой стены и высокой башни, которая по сей день гордо возвышается над комплексом. Что любопытно, именно в новом мирном статусе получил наибольшие повреждения: в 1703 г. французские войска герцога Луи Жозефа де Ванд ома опустошили его и попытались поджечь, спустя сто лет солдаты Наполеона мародерствовали здесь, и еще раз здание было ограблено отрядами Фрайкора около 1848 г.

Большой

Реставрационные работы, которые следовали за каждым разрушением, стерли многие элементы старой крепости. Однако практически нетронутой осталась крепкая и высокая цилиндрическая башня, которая составляла крепости и до сих пор является ее самой примечательной частью. Позиция башни отвечала конкретным военным нуждам: она контролировала наиболее доступный, если не единственный, подступ к замку.