Предположительно, уже в X в. на месте будущего замка стояла небольшая галло-романская Медиаланос (лат. «Medialanos» — пер. «посреди долины»). Это название, очевидно, отсылало к ломбардскому Милану: его латинское название «Mediolanum» означает то же самое. Со временем французский топоним изменился и превратился в Мейан. В XIV в. Этьен де Сансер построил здесь новое здание, основной корпус которого сегодня составляет центральную часть одного из крыльев замка, обращенного к мосту.

Пища богачей полтысячелетия назад

Один из самых интересных залов в замке Мейан — это столовая, мода на которую пришла во Францию в XVI в. До этого даже в аристократических домах ели, занимались бытовыми делами и праздновали в одном и том же помещении. Впоследствии возобладала пришедшая из Италии традиция сервировать блюда в специальном зале, в центре которого помещался камин, декорированный фамильным гербом владельцев.

В то время богатые семьи питались практически исключительно мясом. На стол клали пять или шесть блюд, чаще всего жареных. У каждого за столом был нож, чтобы отрезать себе нужную порцию, и ложка для супа и разнообразных специй, которыми можно было приправить мясо. Лишь у хозяина замка была собственная солонка, из которой он предлагал гостям щепотки соли, тогда достаточного дорогого продукта (и в том числе поэтому она облагалась тяжелым налогом). Посуда чаще всего имела форму корабля (фр. vaisseau), поэтому по-французски она стала называться «vaisselle». Даже у богачей редко подавался гарнир: картофель еще не достиг Европы, овощи мало ценились, а хлеб считался едой бедняков. Однако за столом использовали в качестве тарелки большую лепешку, которую в конце трапезы — когда она уже напиталась соком от жаркого — несли вместе с другими объедками к церкви и раздавали нищим.

В 1453 г. Мейан перешел во владении семьи д’Ам- буаз, к которой принадлежал и Карл И. Один из наиболее унизительных эпизодов в его жизни связан как раз с Мейаном. Как-то раз король Людовик XII приехал в замок, не предупредив об этом Карла, которого не было на месте. Слуги оказали монарху холодный прием, так что, уезжая из Мейана, Людовик оставил записку: «Я приехал сюда, чтобы увидеться с Вами в Вашем замке, но меня здесь облили грязью… Я никогда не вернусь сюда». Опечаленный Карл д’Амбуаз полностью погрузился в свой проект по перестройке замка, который был доверен его родственнику, кардиналу Жоржу Д’Амбуазу. Однако Карл не успел достаточно насладиться проживанием в новой резиденции: он умер в 1511 г., через год после ее торжественного открытия.

Помимо элегантных старинных покоев, в Мейане можно полюбоваться коллекцией макетов, которые изображают в миниатюре разные французские замки.

• Яркие цвета, в которые украшен зал, когда-то использовавшийся как судебная палата, должны были сделать это помещение более просторным, поскольку маленькие окна пропускали недостаточно света.

• Через галерею, украшенную медальонами римских императоров, можно пройти в элегантную столовую с кессонными потолками, обшитыми кожей стенами и драгоценными гобеленами.

• Помимо Дамской комнаты, салона и библиотеки, стоит посетить также комнату кардинала д’Амбуаза, который руководил работами по реконструкции замка. Здесь выставлена прекрасная скульптурная группа из резного дерева (1568 г.), которая изображает Христа в руках Бога.

• Большой интерес представляют салоны, которые были обставлены в XIX в. в художественном стиле предшествующих эпох.

• Замковая украшена необычайно яркими витражами XVI в. и прекрасным резным алтарем, на котором изображены сцены из Страстей Христовых.

• Главная жемчужина комплекса — Львиная башня, внутри которой причудливо пересекаются многочисленные лестницы, позволяющие быстро переходить с одного уровня на другой. Башня украшена великолепными художественными композициями, выполненными резьбой по камню. Над входной дверью можно увидеть герб семьи д’Амбуаз, а на самой вершине установлена свинцовая скульптура, изображающая льва.

• В замке хранится богатая коллекция миниатюрных моделей, посвященных истории французских замков. Ренессансные сооружения и традиционные жилые постройки здесь восстановлены со скрупулезной точностью и поразительной верностью оригиналу.