Основание Бата, согласно распространенному преданию, приписывается Бладуду, отцу легендарного короля Леара, который около 860 г. до н.э. излечился от проказы благодаря целительным водам этого места. Документировать столь древнее происхождение не представляется возможным, на самом деле нет никаких свидетельств того, что город существовал здесь до первого века христианской эпохи.

Предполагается, что именно римляне, захватившие Британию в 43 г. н.э., обнаружили горячие источники у реки Эйвон. В скором времени они начали здесь строительство терм и храма, посвященного кельтской богине Сулис, которую сами римляне отождествляли с Минервой. Вокруг этих построек позднее и возник город Аква Сулис, процветавший благодаря своим термальным водам.

Когда римские легионы покинули этот регион, гермы были заброшены и вскоре исчезли. Однако Аква Сулис была суждена лучшая участь, чем другим британским городам. Это место, которое впоследствии станет Батом, превратилось в важный центр производства шерсти и затем, уже в XII в., вновь утвердилось как термальный курорт. Значимость средневекового городка резко увеличилась, когда сюда была временно (с 1091 по 1206 гг.) перенесена резиденция епископа Уэльского. Новый статус Бата, конечно же, требовал собственного собора, строительство которого началось по приказу епископа Роберта Льюиса в середине XII в.

От этого здания ничего не сохранилось: его снесли в 1499 г. по инициативе епископа Оливера Кинга, чтобы пвозвести уже полноценное аббатство в стиле «перпендикулярной готики», английского эквивалента фламандской континентальной готики. В результате на свет появилось Батское аббатство, которое часто называют «Фонарем Запада» — благодаря огромным витражам, которые освещают неф и хор. Внутренние помещения здания богато украшены могильными памятниками времен георгианской эпохи, которые позволяют совершить настоящий экскурс в историю этого места.

Римские термы

Недавние раскопки позволили обнаружить в Бате четыре группы римских терм и одну средневековую, которые все питались единым источником, поставлявшим ежедневно 1 200 000 литров воды с постоянной температурой 46 °С. Как все римские термы, комплекс в Бате (на фото внизу) включал в себя зал для предварительного разогревания паром (тепидарий) и был оснащен системой подземного отопления, которая делала термы похожими на сауны. Также здесь были оборудованы бассейны с холодной и горячей водой (фригидарий и кальдарий), массажные комнаты и лечебные ванны. «Большая купальня» — самая крупная в комплексе — составляет ядро группы купален в восточной части терм. Сложная система подземных труб осталась почти нетронутой под тепидарием в западных купальнях, которые представляют особенный интерес, так как сохранились лучше других. Замыкают комплекс так называемая «Купальня Луки» и другая группа купален, занимающих целых два этажа.

Правление Красавчика Нэша

В начале XVIII в., в георгианскую эпоху, отдых на термальном курорте в Бате стал настоящей модой, продолжившейся и в последующем столетии. Причины такого неожиданного успеха стоит искать не столько в целительной силе старинного источника, сколько в искусной «рекламе». Ее организовали несколько человек, силами которых простой городок, производящий шерсть, превратился в один из самых красивых и элегантных термальных курортов Европы, обслуживающий новый класс просвещенной аристократии. Наиболее активным среди них был Ричард Нэш по прозвищу Красавчик Нэш, ставший главным образцом английского денди. В 1704 г., в возрасте тридцати лет, он получил звание церемониймейстера Бата, высокую должность, которая подразумевала контроль над всей общественной жизнью термального курорта. Нэш «правил» городком в течение почти полувека, и именно его влиянию обязана долговечная слава этого центра.

Роскошная палладианская архитектура

В середине XVIII в. Бат все еще сохранял средневековый облик. Его узкие улочки были мало приспособлены для все возрастающего дорожного движения, и перед властями остро встал вопрос реконструкции города. Она была решена тремя главными представителями того великого архитектурного обновления Англии, которое заняло всю вторую половину XVIII столетия. Первым из них

был Ральф Аллен, миллионер и меценат, который финансировал большую часть масштабных работ в обновленном городе. В свою очередь, все технические вопросы были доверены двум архитекторам, Джону Вуду-старшему и Вуду-младшему, страстным поклонникам Палладио. Их работы служат образцом большого движения по возрождению палладианской эстетики, которое в XVIII в. распространилось по всей Европе и принесло свои главные плоды именно в Англии.

Это тесное сотрудничество мецената и двух архитекторов, начавшееся в 1743 г., изменило облик городка и подарило ему целый ряд роскошных резиденций и общественных зданий. Среди них особенно выделяются два комплекса, окружающих площадь Королевы, — цирк и роскошный Королевский полумесяц, построенный между 1767 и 1775 гг. Однако все более активная социальная жизнь Бата требовала соответствующего публичного пространства. В 1771 г. Джон Вуд-младший спроектировал Ассембли-Румс, гигантский комплекс с танцевальными залами, и здание бювета, которое включает в себя залы для чтения, игр и концертов, а также ресторан с великолепным видом на римские термы. Итальянское влияние прослеживается и в мосту Палтни, создатель которого вдохновлялся знаменитым Понте-Веккьо во Флоренции. Палтни был возведен между 1769 и 1774 гг. Робертом Адамом, который считался одним из главных приверженцев палладианского стиля.

Обширный защитный комплекс, состоящий из мощной каменной стены и многогнсленных примыкающих к ней фортов, был построен по приказу императора Адриана во II в. н.э. В тегение трехсот лет он служил последней границей Римской империи и должен был защищать романизированную Британию от пиктов — воинственного народа, населявшего территорию Шотландии.

Защита крайнего севера

Захватив Галлию, Юлий Цезарь обнаружил, что у ее побережья находится остров, заселенный народом из той же кельтской группы, что и сами галлы, которые вели с этим народом торговлю и помогали в войне с римскими легионами. В 55 и 54 гг. до н.э. Цезарь организовал две экспедиции против «Претаника», как в римских хрониках называли Британию. Первая кампания едва не завершилась поражением, а вторая — скромной победой. Тем не менее, полководец вернулся, не оставив никакого гарнизона на острове, и в течение ста лет британцы оставались за пределами римской орбиты. Неизбежное присоединение этого региона к Римской империи произошло при императоре Клавдии. Военачальник Авл Плавтий завоевал остров в 43 г. н.э., захватив сначала территории к югу от Темзы и затем Камулодунум (современный Колчестер). Спустя несколько лет завоевание будущей Англии полностью завершилось, и начался процесс ее романизации.

Судьба Шотландии и Уэльса была совсем иной. Оба скалистых региона были расположены на периферии, далеко от главных торговых дорог, и были населены враждебными воинственными племенами. Уэльс на какое-то время был оккупирован римлянами, хотя в действительности они контролировали только низовые долины. В свою очередь, так никогда и не была завоевана, несмотря на угрожающие походы римского военачальника Агриколы, который в 84 г. н.э. разгромил каледонцев. В тот период политика Рима на острове имела больше оборонительный характер, ограничиваясь защитой латинизированной Британии от атак шотландских племен.

Две границы

После походов Агриколы граница с Каледонией была обозначена реками Тайн и Солуэй, образующими одно из самых узких мест на острове. Однако к югу от этой границы, вплоть до реки Хамбер, территория оставалась под контролем бунтующих племен.

Когда император Адриан посетил Британию в 122 г., он приказал возвести здесь большой «лимес» (лат. limes), укрепленный пограничный вал, главным элементом которого стала каменная стена длиной 118 километров, расположенная между устьями рек Солуэй и Тайн. Работы были начаты незамедлительно и в 124 г. были практически завершены. Вал высотой 6,5 метров изначально был защищен двумя рвами, маленьким на южном склоне и большим на северном. Ширина последнего доходила до 6 метров в верхней части и до 3 метров в нижней, а глубина — до 2,5 метров. Кроме того, он был снабжен шестиметровыми земляными откосами с каждой стороны, общая ширина которых достигала почти 100 метров. Завершали комплекс небольшие башенки, размещенные с интервалом в одну римскую милю (около 1480 метров), и сторожевые башни. В 124 и 125 гг. было решено пристроить к валу еще ряд укреплений через каждые 7 миль (И километров). Победы, одержанные римлянами над каледонцами с этой устрашающей «оперативной базы», — приблизительно между 138 и 142 гг. — побудили императора Антонина Пия, преемника Адриана, сместить «лимес» еще на сто километров к северу. Он возвел новые стены, более уязвимые, чем Вал Адриана, между устьями рек Клайд и Форт.

Британия каледонцев, пиктов и скоттов Убийство императора Коммода в 192 г. развязало тяжелую гражданскую войну в Римской империи.

Когда военачальник Клодий Альбин, один из претендентов на трон, перебросил дислоцированные в Британии легионы в Галлию, каледонцы разрушили Вал Адриана. Новому императору, Септимию Северу, пришлось отправиться в Британию, где он приказал восстановить укрепления и начал войну с каледонцами, которая принесла весьма скромные результаты. Умирая в Эборакуме (Йорке) в 211 г., Септимий поставил своему сыну Кара- калле задачу заключить мир с бунтовщиками.

С этого момента в римских хрониках исчезли любые упоминания о каледонцах, а местные шотландские племена стали называться «пиктами». Нет точной информации относительно того, идет ли речь о двух названиях одного и того же племени, но, в любом случае, и каледонцы, и пикты принадлежали к одной прекельтской расе. Кельтский элемент в шотландской культуре стал доминирующим именно в этот период, вследствие массовой эмиграции скоттов из Ирландии, которые, в конце концов, дали свое имя всей северной части Великобритании.

Вал Адриана продолжал эффективно выполнять свои функции вплоть до падения Римской империи и окончательного ухода римских легионов из Британии в V в. Ход времени и исторические пертурбации на острове никак не повредили комплексу, хотя в 1720-1730 гг., по донесению археолога- дилетанта Уильяма Стьюкли (одного из пионеров раскопок Стоунхенджа), его камни использовались для строительства дорог. Кроме того, в 1745 г. фельдмаршал Джордж Уэйд приказал разобрать часть вала, чтобы освободить дорогу войскам, которые должны были подавить якобитское восстание.

В XIX в. здесь начались первые археологические раскопки под руководством Джона Клейтона из Честера, который обнаружил разные участки Вала Адриана и его основные крепости, Цилурнум (Честер) и Верковициум (Хаузестедс). В 1933 г. все, что осталось от этой титанической работы, перешло под контроль государства. Сегодня Вал Адриана находится в прекрасном состоянии, а притоку туристов способствует множество специализированных музеев, оборудованных в главных достопримечательностях комплекса.