Согласно легенде, на скалистом мысе, который сегодня занимает замок, жители Тренто собирались для обсуждения государственных дел — эту традицию обычно определяют германско-латинским словом «таПит». Отсюда, предположительно, пошло название «гора плохого совета» (urn. monte del таl consiglio), быстро превратившееся в «хороший совет» (um. buon consiglio).

Роскошная резиденция князя-епископа

Изгнав Эццелино, князья-епископы города сделали своей резиденцией, позаботившись о том, чтобы расширить его в несколько раз. В конце XIII в.

Яма под замком

Трентинский по большей части построен из камня, добытого в этом же регионе. Однако постоянная добыча ископаемых с течением времени привела к серьезной просадке грунта под мощными стенами комплекса. Это место стали называть «Яма» (ит. «lа Fossa»). Этот вид спрятанного «закулисья» когда-то использовался для осуществления смертной казни, что лишь усилило его печальный ореол и изменило название на «Яма мучеников» (ит. «Fossa dei Martiri»).

В отличие от многих замков, построенных для защиты и затем превращенных в резиденции, Буонконсильо долгое время соединял функции крепости, защищающей и контролирующей город, и знатного дворца. История замка восходит к середине XIII в. Его изначальным ядром было здание в форме «L», примыкающее к мощной круглой башне (названной башней Августа). Она до сих пор составляет доминирующий элемент обширного комплекса.

был возведен Содеджерио ди Тито, в то время главой города, за счет Эццелино III да Романо, синьора области Венето, который ранее оккупировал и завоевал епископское княжество Тренто. Решение возвести новый замок было продиктовано стремлением укрепить власть захватчиков. Необходимые меры предосторожности, очевидные уже в размещении крепостных стен на самой границе, были весьма характерными для господских городских замков: они графы Тироля, «поверенные» князей-епископов, добавили к зданию новое крыло и возвели вторую стену вокруг города.

В конце XIV в. князь-епископ Георг фон Лихтенштейн приказал реконструировать Орлиную башню, которая была построена в XIII в. как открытая башня для защиты города, а также добавил к ней крытое сообщение с епископской резиденцией. Таким образом часть крепостной стены была присоединена к замку. Георг фон Лихтенштейн также заказал несколько фресок художнику Венцеславу из Богемии, который выполнил цикл «Двенадцать месяцев», изображающий традиционные сельские и господские занятия в каждом месяце. Сегодня сохранилось 11 фресок (та, что была посвящена марту, утеряна), которые впечатляют не только своей жизнеподобной и свободной фактурой, но и своим расположением внутри замкового пространства.

Работы были продолжены в XV в. увенчанием тимпана на западном фасаде большими зубцами, а также обустройством элегантного венецианского многостворчатого окна, выходящего в сторону города, и внутренней крытой галереи во дворе с аркадами, которые выполнены интересным несимметричным образом. Весь комплекс был окружен еще одной крепостной стеной по всему периметру. В конце XV в. небольшой Эццелино превратился в изысканную господскую резиденцию, достойную карандаша Дюрера, который нарисовал ее в 1494 г.

Место, достойное заседаний Церковного собора

Трентинскому замку было уже более двухсот лет, когда Церковь решила созвать в альпийском городе собор, который должен был выработать стратегию ответа католицизма на Реформацию. Чтобы разместить епископов и высокопоставленных санов, необходимо было достойное место. В это время здесь находился князь-епископ, способный решить эту задачу, — Бернардо Клезио.

Лабиринт залов и знаменитые фрески

Буонконсильо внутри представляет собой лабиринт залов, которые петляют вдоль многочисленных корпусов, пристроенных с течением времени. Будучи частью музейного комплекса, который включает в себя еще четыре замка, расположенных на этой территории, Буоконсильо известен прежде всего благодаря прекрасным циклам фресок и работам таких знаменитых мастеров Возрождения, как Романино, братья Доссо и Бернардо Досси, Марчелло Фоголино.

• В Орлиной башне хранится цикл фресок «Двенадцать месяцев». Работа выполнена в XV в., как полагают, художником Венцеславом из Богемии.

• Лоджия Романино в Парадном дворце (ит. Magno Palazzo) была расписана фресками брешианского художника (именем которого она названа) между 1531 и 1532 гг. Потолок и стены украшают аллегории времен года, а также исторические, мифологические и библейские сюжеты.

• Романино принадлежат также фрески в зале Аудиенций (ит. sala delle Udienze) с портретами римских императоров, современных художнику монархов и князя-еписко- па и кардинала Бернардо Клезио, заказчика этих работ.

• Украшение комнаты Черного камина (ит. camera del Camin Nero) было выполнено Доссо Досси: медальон с амурами в центре, аллегория четырех главных добродетелей по сторонам и фрески, изображающие семь свободных искусств, в полукругах свода.

• Особую ценность представляют такие комнаты замка, как комната Фигур (ит. stua delle Figure), комната Фамеа (ит. la stua della Famea) и старинная трапезная, позднее переименованная в зал Трибунала (ит. sala del tribunale). Эти комнаты, которые на местном диалекте называют «stua» (от нем. Stube), представляют собой зимние помещения, обшитые деревом — типичный архитектурный элемент для всего альпийского региона, здесь явленный в придворном варианте.

• В Соколиной башне (ит. torre del Falco) хранятся интересные фрески, посвященные охоте. Они восходят к эпохе кардинала Клезио (XVI в.).

• Большой зал (ит. la sala Grande), самое просторное помещение в Парадном дворце, был предназначен для празднеств и официальных приемов. В его интерьере доминируют выполненный из дерева потолок и величественный камин.

• Зеркальный зал (ит. sala degli Specchi) изначально был украшен фресками. В XVIII в. они были заменены обрамлением из белого и позолоченного стукко.

• Среди объектов, которые хранятся в замках, есть артефакты римской эпохи, старинная мебель и интересные скульптурные и нумизматические коллекции.

Между 1528 и 1536 гг. прелат, представитель классического гуманизма, приказал построить рядом с существующим комплексом новое обширное здание в ренессансном стиле, предназначенное исключительно для резидентских целей и, следовательно, лишенное каких-либо оборонительных функций. Так произошло разделение первоначального ядра комплекса — средневековой постройки, которую стали называть Старым замком (ит. Castelvecchio), — и ренессансного здания, получившего имя Парадного дворца (ит. Magno Palazzo). Между двумя ядрами позже, в конце XVII в., была возведена так называемая Альбертианская пристройка (ит. Giunta Albertiana), новый двухэтажный корпус также с ренессансными формами. Пристройка была названа в честь епископа Франческо Альберти Пойя, который выступил ее заказчиком. Она была богато декорирована и меблирована и до сих пор хранит драгоценные фрески и стукко, атрибутированные ломбардскому художнику Джироламо Алипрандо.

Тридентский собор, работа которого продолжалась с 1545 по 1563 гг. с несколькими перерывами и временным перемещением в Болонью, был одним из самых значимых мероприятий XVI в. Официальные заседания ассамблеи проходили в городском соборе и в церкви Санта Мария Маджоре. Впрочем, в последней только объявлялись итоговые постановления, такие как догмат, что после смерти грешники будут вечно объяты пламенем или что, помимо Библии, можно также опираться на католическую традицию. Утверждение отдельных декретов в действительности происходило в обсуждениях внутри более узкого круга прелатов, а также часто между церковными служителями и послами от европейских католических государств. Буонконсильо с его роскошными и просторными залами представлял собой подходящее место для таких «рабочих» собраний. Тридентский невероятно усилил властное положение князя-епископа Тренто, в ведомстве которого была большая часть собраний, — Кристофоро Мадруццо, представителя знатной семьи, которая впоследствии удерживала в своих руках правление городом в течение столетия.