Жан де Дайон, друг детства короля Людовика XI, за свои недюжинные способности в разлитых областях науки и искусства был прозван Жаном Гением. В середине XV в. он приобрел Ле Люд и превратил его в роскошную резиденцию.

Вокруг старой башни, которую графы Анжуйские построили на берегах Луары еще в X в., тремя столетиями позже был возведен замок, постепенно превращенный в мощную крепость. Во время Столетней войны она была разрушена до руин и лишь по окончании военных действий была восстановлена и приобрела сегодняшний вид. Работы велись под руководством архитектора Жана Жендрона.

В середине XV в. выкупил Жан Гений, прозванный так за свои способности в различных областях: от искусства до ремесел, от естественных наук до изучения языков и политики. Новый владелец сразу же начал работы, которые должны были превратить здание в роскошную резиденцию. Однако современный готический фасад, с его массивными цилиндрическими башнями и декоративными каменными медальонами, был построен уже его сыном Жаком. К этому же периоду восходят разбросанные по всему строению изображения дикобраза, геральдического символа короля Людовика XII. Последующие владельцы, Франсуа, Жан и Тимолеон, привнесли в комплекс множество изменений в новом ренессансном стиле, следы которого до сих пор заметны во внутреннем дворе.

Образец многих замков

Характерные формы Ле Люда служат прекрасным образцом ренессансных французских замков, прежде всего в долине Луары, таких как Азе-лё-Радо или Шенонсо. Речь идет об элегантном строении на воде, с большими круглыми башнями, широкими решетчатыми окнами и обилием ренессансного декора. Однако в случае Ле Люда заметно влияние и других эпох, прежде всего XVIII столетия.

Пощаженный революцией

13 XVIII в. Ле Люд перешел к торговцу Дювелеру, а затем к его племяннице, маркизе де Ла Вьёвиль, потомки которой до сих пор владеют замком. Она перестроила его по моде своего времени — так появился на свет изящный фасад в стиле Людовика XVI, выполненный архитектором Жаном Барром незадолго до Великой Французской революции. Маркизе удалось спасти здание от грабежа, решившись на рискованный, но в результате успешный шаг: она сама отдала революционерам множество ценных вещей, купив таким образом неприкосновенность. Насколько можно судить, тем самым она расположила к себе людей, и принадлежащий ей комплекс избежал серьезных разрушений.

Символические картины

Ле Люд стоит посетить уже хотя бы ради его роскошного внутреннего убранства, старинной мебели, гобеленов и ценных предметов, но его славу составляют прежде всего картины школы Рафаэля, выставленные в небольшом зале, известном как Молельня.

• Ги де Дайон и его супруга Жаклин Лафайет поручили ученикам школы Рафаэля украшение Молельни. Великолепный художественный цикл иллюстрирует эпизоды из Старого Завета и стихи Франческо Петрарки (1304-1374). Даже мельчайшие детали этих картин исполнены глубокого символизма. Они должны были изобразить благодетель верности, которую сложно соблюдать, но которая единственная ведет к успеху, чести и счастью. Эта добродетель, по замыслу художников, тесно связана со всей жизнью человека — по отношению к Богу, к королю, к родителям, к супругу, к друзьям, к праву и к традициям.

• В роскошно обставленном Большом зале выставлена мебель, декорированная золотом. В свою очередь, в Голубом зале можно увидеть редкий шкаф XVI в., украшенный рисунками Отто фон Вайлена.

• В подземельях замка до сих пор сохранились коридоры, старинные кухни и Садовая комната, где когда-то размещалось караульное помещение.

• Сады, раскинувшиеся на два уровня террас, спускаются к Луаре.

часто посещается туристами, в том числе благодаря проходящим здесь историческим реконструкциям в формате светозвуковых представлений (фр. son-et-lumiere). Теплыми летними вечерами это пространство наполняется старинными костюмами, музыкой, театральными спектаклями, иллюминациями и фейерверками.

Эта мощная была возведена между 1228 и 1238 гг. Бланкой Кастильской, регентшей при Людовике IX. Куртины были замкнуты 17 круглыми башнями, которые должны были защитить этот регион от возможного нападения англичан. Сегодня знаменит благодаря уникальным гобеленам, посвященным эпизодам из Апокалипсиса.