Перед нами маленький городок на юго-западе департамента Эр, близ которого долгое время проходила граница между герцогством Нормандским и Французским королевством. Частые войны сменялись периодами мирного благополучия, о чем свидетельствуют богато украшенные особняки. Прекрасная готская башня, древние рвы, буколическое разноцветье сланцевых крыш — этот городок непременно стоит посетить.

Король Англии и герцог Нормандии Генрих I Боклерк решил обустроить плацдарм на левом берегу Авра, на границе владений герцогства Норманнского и королевства Франции. В И 20 году были возведены три кольцевые стены, а ров должен был наполниться водой из реки Итон, которая, в отличие от Авра, протекала полностью на нормандской стороне. Для этого от Итона был отведен канал, что оказалось сложной инженерной задачей, поскольку Итон расположен в 10 километрах от Вернёя.

Последний бунт

Граф Луи де Фротте, один из предводителей восстания Шуанов, враждебных Революции, в 1795 году возглавил восстание в Нормандии и прославился мужеством и упорством. После переворота 18 брюмера Наполеон решил окончательно обезглавить Шуанов, сражавшихся за монархию. Отряд телохранителей не смог помешать аресту Фротте. Восемнадцатого февраля 1800 года он и шесть его товарищей были расстреляны близ Вернёя без суда и следствия. Место казни впоследствии было названо Ле-Кло- Фротте, здесь стоит стела в память о трагическом событии.

Прекрасные старинные особняки Покорив крепость в 1204 году, король Филипп Август приказал построить цилиндрическую башню, которую можно видеть и поныне. Эта массивная конструкция со стенами толщиной в четыре метра была названа Тур-Гриз («Серая башня»), по цвету камня «гризон» из области Уш. В сокровищнице XIII в. выставлена коллекция предметов средневекового искусства. В 1424 году Вернёй стал ареной самой кровавой битвы Столетней войны, после чего вступил в долгий период благоденствия, что заметно по добротности старинных домов, из которых выделяется здание теперешней библиотеки — это изящная боковая башня с шахматной мозаикой конца XV века. В то же время были построены многие особняки аристократических и буржуазных семей, соревновавшиеся в роскоши вплоть до Революции. Дома, обшитые деревом, с фасадами из природного камня или кирпича поражают разнообразием архитектурных и декоративных решений. Неудивительно, что этот городок и его окрестности вдохновляли художников, в том числе живописца Мориса де Вламинка (1876-1958).

Под сенью липовой аллеи

На месте крепостных стен, разобранных по приказу Людовика XIII, была разбита липовая аллея для прогулок. Сегодня тенистые деревья, отражающиеся в водах старинного рва, — настоящее украшение городка. Близ северного рва стоит церковь Святой Магдалины, увенчанная 60-метровой башней XV века в стиле пламенеющей готики. Цветные блики от витражей эпохи Возрождения играют на трансцепте и хорах, на тончайшей кружевной каменной резьбе. Не стоит забывать и о других прекрасных памятниках церковного искусства: романской церкви Нотр-Дам (XIII в.), церкви Святого Лаврентия (сегодня — выставочный зал), о древнем аббатстве Святого Николая, выходящим южным фасадом на сохранившийся кусок средневекового укрепления, с неожиданным прозвищем Гёль-д’Эн- фер, «Врата ада». В переплетении улочек внезапно распахиваются самые красивые уголки города, такие как улица Понто-Шевр, где уцелели рукава древних рвов, или улица Мадлен, на которой стоят самые красивые особняки.

Сокровища Вернёй-сюр-Авр

Церковь Нотр-Дам

Здание в романском стиле много раз достраивалось, восстанавливалось, заново облицовывалось, и все же изменилось совсем немного. Здесь разместилась большая коллекция скульптур: две из дерева (XIII века) и множество из камня (выполнены в XVI веке местными мастерами).

Башня Мадлен

Тридцать семь статуй украшают готическую башню церкви святой Магдалины. Нижний ряд — прорицатели и пророки, в том числе Моисей. В верхних рядах — изображения христианских святых и Богоматери. Как и сама башня, эти скульптуры были выполнены по заказу прелата Артуса Фийона, уроженца Вернёя, родившегося в 1468 году в доме, и поныне сохранившемся на улице Канон. Прелат был известным проповедником занимал пост каноника в Эврё и Руане, был епископом Сенли и скончался в 1526 году.

Сокровища минувшего

Антикварный рынок в августе — одно из самых важных событий в жизни городка. Сюда приезжают тысячи туристов и потенциальных покупателей, а предметы на продажу привозят более 200 продавцов. Мероприятие проходит во «Вратах ада»: среди древних камней выставляют картины и старинную посуду, коллекционные книги и терракоты, вазы, прочие произведения искусства и самые неожиданные вещи.

Долина Авра

По Авру, притоку реки Эр, в древние времена проходила граница между английскими владениями в Нормандии и землями французских королей. Сегодня река разделяет департаменты Эр и Эр-и-Луар. В конце 1880 года администрация Парижа решила наладить снабжение города питьевой водой из пяти ручьев, впадавших в Авр близ Вернёя. В 1891-1893 годах был построен Аврский акведук, по которому более века вода поступала в столицу.

Увы, это привело к исчезновению множества мельниц, которые веками работали в долине. Немногие уцелевшие здания переоборудованы под загородные дома.

Прогулки по Вернёю с Вламинком

Морис де Вламинк был одной из главных фигур фовизма, художественного течения начала XX века. Тридцать последних лет своей жизни он прожил неподалеку от Вернёя-сюр-Авр, постоянно бывал в городке, заходил в лавки, ожидал на перроне поезда в , куда отвозил свои картины. Обычной дорогой Матисса, от Вернёя до дома Вламинка (20 км) и сегодня можно проехать на велосипеде.

Разрушенное и возрожденное аббатство

Ночью 15 мая 1263 г. молния, ударившая в дерево, вызвала страшный пожар. Огонь перекинулся на жилые дома, а затем на Ле-Бек-Эллуэн. Горожане с криками метались в огне, грозные удары колокола усугубляли всеобщую панику. Ущерб был огромен. Лишь через шестьдесят лет аббатство было отстроено вновь, зато стало красивее, чем прежде. После Французской революции оно пришло в упадок, но и сегодня остается символом городка.

От храма до конюшни

Норманнский рыцарь Эрлуин в 1034 году решил больше не брать в руки оружие и посвятить себя основанию сообщества бенедиктинцев близ Брионны. С горсткой единомышленников он и создал прославившееся впоследствии аббатство. Эрлуин Брионский был душой Де-Бека, а Лан франк, юный клирик из Павии, его умом. Еще один итальянец, Ансельм, продолжил дело основателя; они оба были канонизированы. Ланфранк же стал настоятелем аббатства, затем — советником Вильгельма Завоевателя, архиепископом Кентерберийским и предстоятелем англиканской церкви. Французская революция вынудила монахов покинуть тысячелетнее аббатство, которое было занято конюшнями, денниками и смотровыми площадками для отбора лошадей в конную милицию. Коневодство в городе прижилось и процветало, так что в 1859 году Вернёй мог поставить за три месяца почти 9000 лошадей. В XX веке лошадей размещали на втором и третьем этажах, пока в 1940 году немцы не выселили коневодов, чтобы разместить здесь оккупационную комендатуру. Монашеская жизнь вернулась в обитель после Второй мировой войны, в 1948 году. В тот же год сообщество сестер-облаток Франциски Римской получило участок земли неподалеку и отстроило небольшой монастырь в строгом стиле, используя материал от разрушенных зданий. Долгое соседство с обителью придало каждой улице, площади, саду городка обаяние мирного спокойствия. Мирские паломники, приезжающие, чтобы приобщиться к этому духовному покою, размещаются в монастырской гостинице.

Мир и покой на берегах Бека

Посещение аббатства и его древней трапезной очень познавательно. Англо-норманнская башня Святого Николая была построена в XV веке, поскольку новые колокола были слишком тяжелы, чтобы разместить их на воротах. Вдоль речушки Бек, до сих пор питающей старинный рыбный садок, под стенами аббатства скучились жилые дома городка с их красивыми кирпичными фасадами или фахверковыми балками. Монастырский комплекс был отреставрирован в 1948 году с возвращением монахов-бенедиктинцев под руководством Поля Граммона. Старинная трапезная — огромный и прекрасный зал с рядом высоких окон, размещенных так, чтобы входящий поначалу не видел ничего, кроме бьющего из них света, — была превращена в церковь.

Дома, воплощающие дух Ле-Бек-Эллуэна, можно увидеть и рядом с приходской церковью Святого Андрея и на треугольной площади Матильд, окруженной старыми деревьями.