Шеваль родился в 1836 году на юге Франции, в Шарм-сюр-л’Эрбасс и жил обычной жизнью сельского трудяги, в которой было много работы, мало развлечений и еще меньше возможностей для образования и творчества. Он был сначала помощником пекаря, потом занялся сельским хозяйством, а в тридцать лет получил должность почтальона в городке Отриве, недалеко от родных мест.

Вскоре Фердинанда постиг первый удар: умерла его жена Розали, а их сына Серила забрали к себе родственники. Они посчитали, что работающий целыми днями отец не сможет нормально воспитать мальчика. А Шеваль, действительно работал по 10 часов в день, проделывая путь в 25-30 километров. Возможно, это было для него к лучшему: физическая усталость не оставляла ему сил на душевные терзания. Впрочем, о том, что творилось на душе у сельского почтальона, догадывались немногие, – он был человеком замкнутым, крайне неразговорчивым и никогда не выставлял эмоции напоказ.

После того, как Шеваль остался один, ему дали дополнительный участок для ежедневного обхода. Там он встретил свою музу – вдову Филомену Ришо. Вскоре они поженились. Филомена была простой сельской женщиной, которая целыми днями занималась хозяйством. Но отсутствие образования, да и свободного времени не помешало ей рассмотреть в неулыбчивом и молчаливом муже человека с красивой душой и добрым сердцем. Она первая поняла, что Шеваль – художник, поэтому прощала ему многочисленные странности и вместе с ним верила в его мечту.

А мечта у Фердинанда возникла давно, лет в тридцать, когда во сне он увидел странный дворец, слепленный из множества мелких деталей. Возможно, на возникновение этого образа повлияли открытки из дальних стран и журналы, которые он разносил адресатам. На них были изображены пирамиды племени Майя, храмы камбоджийского Ангкора, арабские минареты, китайские пагоды… Однажды, совершая свой ежедневный обход, почтальон споткнулся о верхушку камня, торчавшего из земли, упал и сильно ушибся. Шеваль выкопал камень – это был песчаник, выточенный водой и временем, — и обнаружил, что тот имеет странную форму, как будто кто-то вылепил карикатуру на некое животное. Камень напомнил Фердинанду детали дворца из его сна. Почтальон положил его в сумку и понес домой. На следующий день на том же месте он нашел еще несколько таких же странных камней. С тех пор каждый день он приносил домой камни, собранные в горах, в лесу, у дороги, и складывал рядом со своим домом. Когда во дворе выросла каменная горка, Фердинанд поставил стропила, развел цемент и начал возводить некое сооружение.

— Что ты делаешь? – спросила Филомена, стараясь говорить спокойно. Что давалось ей с трудом, потому что, расчищая себе строительную площадку, муж уничтожил ее огород.

— Я строю дворец для тебя, — лаконично ответил Шеваль.

Когда в семье родилась долгожданная дочь Элис, счастливый отец передумал и посвятил дворец в первую очередь ей. Элис чувствовала себя принцессой, хотя соседи и называли ее отца сумасшедшим, а его затею – бредом. Они просто не принимали того, что делал почтальон Шеваль, не понимали, зачем он, отработав десять часов на почте, затем еще десять часов строит свой дворец, похожий на из песка.

Почему он занимается этим, несмотря на усталость, каждый день в любую погоду – и в ливень, и в морозы? Зачем этот человек мучается, собирая по всей округе камни и таская их на тележке за несколько километров? Как он вообще строит – ведь он никогда не учился этому делу, он даже обычной школы не закончил?! И какой же это дворец, если в нем нет окон, потолки низкие, как в пещере, и вообще он очень странный? «Я строю так, как подсказывает мне природа. Ветви деревьев, ветер и птицы учат меня строить», — пытался объяснить им Фердинанд, но его все равно не понимали.

Жители Отрива продолжали называть Шеваля чудаком даже после того, как к ним в городок потянулись журналисты, чтобы написать про чудесный архитектурный проект необычного почтальона. Свое произведение Шеваль назвал «Идеальным дворцом» (Palais idéal). Когда строившийся дворец стал уже настоящей местной достопримечательностью, дочь Элис заболела и умерла. Шеваль был настолько потрясен горем, что даже на несколько дней остановил стройку, а потом начал работать еще интенсивнее: он просто хотел поскорее умереть, чтобы встретиться на небесах со своей девочкой. От смерти его спасла жена – своей поддержкой и любовью. Через несколько лет умерла и она.

Шеваль пережил всех, кого любил, прожил до 88 лет, из которых 33 года строил свой Идеальный дворец. Многие выдающиеся личности, например, Пабло Пикассо настаивали на том, чтобы творение почтальона официально признали шедевром. Много говорилось о том, что Идеальный дворец представляет собой новый вид искусства — ар брют («грубое искусство»). Позже этот стиль получил название «Наивная архитектура». Но статус исторического памятника дворец получил только в 1969 году, через 45 лет после смерти Шеваля.